Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя 2nd: chief.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 48748 зарегистрирован в 2006 году

2nd

настоящее имя:
Павел (Фам. скрыта)
популярность:
13979 место -3↓
рейтинг 1118 ?
Привилегированный пользователь 8 уровня
Портрет заполнен на 88%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 1

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Трудно быть богом

  05.10.2015 в 06:17   126  

Прочитал сегодня повесть Стругацких "Трудно быть богом". Часто слышал о ней и даже пробовал смотреть фильм, но с отвращением выключил еще на первых минутах действа. А вот сама повесть очень увлекла и прочитал ее буквально в один присест.

Совершенно потрясающий сюжет и мысли. Применимые практически везде. Отчаяние от неспособости изменит зло системы. Жестокое и бессмысленное поведение окружающих людей…

“И всегда будут короли, более или менее жестокие, бароны, более или менее дикие, и всегда будет невежественный народ, питающий восхищение к своим угнетателям и ненависть к своему освободителю. И все потому, что раб гораздо лучше понимает своего господина, пусть даже самого жестокого, чем своего освободителя, ибо каждый раб отлично представляет себя на месте господина, но мало кто представляет себя на месте бескорыстного освободителя.”

Однозначно, авторы не имели ввиду никакой подспудной религиозной мысли... Но нам, людям верующим вполне понятно это представление себя. Простого человека "богом":
Иисус отвечал им: не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?
(Св. Евангелие от Иоанна 10:34)

Это как если бы повесть заглянула в душу каждого. Каждого из нас с нашими высокими требованием к окружающим людям, с нашим самоосознанием себя как властителя судеб. Или хотя бы претензией на это. Мы и хотим и не можем изменить реалность. Мним себя властителями идеального далекого мира, забывая что он прежде всего Божий. Не наш личный, а Творца...

Кроме личного психологического аспекта или восприятия себя в этом мире, удивил короткий но весьма емкий ответ на претензию "бездействие бога". Практически секулярная Теодицея:


— Вы мне льстите… Но что же вы все-таки посоветовали бы всемогущему? Что, по-вашему, следовало бы сделать всемогущему, чтобы вы сказали: вот теперь мир добр и хорош?..
Будах, одобрительно улыбаясь, откинулся на спинку кресла и сложил руки на животе. Кира жадно смотрела на него.
— Что ж, — сказал он, — извольте. Я сказал бы всемогущему: «Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так просто этого достигнуть! Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай им кров и одежду. Пусть исчезнут голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей».
— И это все? — спросил Румата.
— Вам кажется, что этого мало?
Румата покачал головой.
— Бог ответил бы вам: «Не пойдет это на пользу людям. Ибо сильные вашего мира отберут у слабых то, что я дал им, и слабые по-прежнему останутся нищими».
— Я бы попросил бога оградить слабых, «Вразуми жестоких правителей», сказал бы я.
— Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют силу, и другие жестокие заменят их.
Будах перестал улыбаться.
— Накажи жестоких, — твердо сказал он, — чтобы неповадно было сильным проявлять жестокость к слабым.
— Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место займут сильные из слабых. Тоже жестокие. Так придется карать всех, а я не хочу этого.
— Тебе виднее, всемогущий. Сделай тогда просто так, чтобы люди получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им.
— И это не пойдет людям на пользу, — вздохнул Румата, — ибо когда получат они все даром, без трудов, из рук моих, то забудут труд, потеряют вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду впредь кормить и одевать вечно.
Не давай им всего сразу! — горячо сказал Будах. — Давай понемногу, постепенно!
— Постепенно люди и сами возьмут все, что им понадобится.
Будах неловко засмеялся.
— Да, я вижу, это не так просто, — сказал он. — Я как-то не думал раньше о таких вещах… Кажется, мы с вами перебрали все. Впрочем, — он подался вперед, — есть еще одна возможность. Сделай так, чтобы больше всего люди любили труд и знание, чтобы труд и знание стали единственным смыслом их жизни!
Да, это мы тоже намеревались попробовать, подумал Румата. Массовая гипноиндукция, позитивная реморализация. Гипноизлучатели на трех экваториальных спутниках…
— Я мог бы сделать и это, — сказал он. — Но стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое?
Будах, сморщив лоб, молчал обдумывая. Румата ждал. За окном снова тоскливо заскрипели подводы. Будах тихо проговорил:
— Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными… или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.
— Сердце мое полно жалости, — медленно сказал Румата. — Я не могу этого сделать.